Меню Закрыть

Как в европе относятся к русским

Эмигранты о русофобии и отношении местных жителей к россиянам

Российские политики который год не перестают твердить о русофобии, поразившей страны Европы и США. По их мнению, неприязненное отношение к русским и всему русскому усиливается с каждым годом, и нашим соотечественникам за рубежом лишний раз не стоит подчеркивать свою национальную принадлежность. «Лента.ру» поинтересовалась у русских, живущих за границей, приходилось ли им лично сталкиваться с враждебностью.

Термин «русофобия» прочно обосновался в российских СМИ. В конце марта член комитета по международным делам Совфеда Игорь Морозов заявил, что именно русофобия помешала спецслужбам Бельгии адекватно оценить угрозу терроризма, несмотря на предупреждения российских коллег. В ноябре 2015 года спикер Госдумы Сергей Нарышкин обнаружил «пещерных русофобов» среди сотрудников структур Совета Европы. А спикер Совфеда Валентина Матвиенко заявила, что развернутая против России информационная кампания «по накалу русофобии» сравнима с «худшими временами холодной войны». Почувствовали ли на себе эту кампанию русские, обосновавшиеся на Западе?

Я живу в Польше два с половиной года и еще ни разу не столкнулась с негативом, направленным лично на меня. Может, потому что я живу в Варшаве. Тут все привыкли к понаехавшим, как и в Москве. Хотя я была в 16 польских городах, в том числе в очень маленьких, и ни в одном из них не чувствовала русофобии.

Изучая польский в России, я наслушалась, как поляки ненавидят русских. Такой информации было много, особенно после катастрофы под Смоленском. Поэтому, приехав в Польшу, я стала Олей — по-польски это сокращение имени Александра. «Саша» выдала бы меня сразу.

Целый год «работы под прикрытием» приятно удивил меня. Когда в процессе общения поляки все же улавливали мой акцент, то с интересом спрашивали, откуда я и почему так хорошо говорю по-польски. А узнав, что я из России, первое, что они делали — рассказывали по-русски детский стишок. Поляки старше 30 все учили в школах русский. Кто не помнил стишков, говорили мне «здравствуйте», «пожалуйста», «меня зовут Витя». Им доставляло огромное удовольствие то, что они еще что-то помнят из школьного курса русского. Я поняла, что ненавидеть меня никто не собирается, и вернулась к своему обычному имени Саша.

Ненависть к своей стране я наблюдала однажды, в ноябре 2013 года в День независимости. В этот день в Варшаве многие поляки не рискуют выходить из дома, потому что на улицы выходят националисты. Я тогда была студенткой и жила в общежитии вместе с украинцами и белорусами. Нас предупредили, чтобы мы носа на улицу не высовывали. Мы послушались, но все же было страшно.

Общежитие находится в центре, в одной остановке от российского посольства, и дорога, которую перекрыли для «праздничной демонстрации» проходила под нашими окнами. Говорят, до такого ужаса, как в тот год, обычно не доходит, но мы наблюдали, как посольство забрасывали петардами. Прямо мимо нас проходила толпа националистов с файерами. Некоторые посматривали на наши окна, но, к счастью, так ничего и не произошло. Как выяснилось позже, в начале своего пути они сожгли российский флаг и с удовольствием засняли это на видео, что потом разлетелось по всем СМИ. После этого я опасалась говорить на улицах по-русски, но этот страх быстро прошел, потому что подобных инцидентов больше не повторялось.

Путина в Польше очень не любят. Его помещают на обложки журналов с ехидными заголовками, пишут о нем большие критические статьи, никто не знает, что от него ожидать. Надо мной часто шутят, что я русский шпион. Так часто, что я, кажется, скоро перестану воспринимать это как шутку. Путина постоянно сравнивают со Сталиным, называют ситуацию в России режимом, но против самой страны ничего не имеют. Когда узнают, что я из Москвы, многие просят передать Путину, чтобы перестал «это творить».

Я работаю на курсах русского языка, и 90 процентов моих студентов приходят учить язык, потому что хотят путешествовать по России и странам СНГ, им нравится культура и литература. Они не ведут со мной разговоров о политике. Если они говорят о России, то только о том, какую услышали новую песню, в какой город, кроме Москвы и Петербурга, стоит поехать и сколько стоит долететь до Камчатки. При школе есть книжный, где продаются книги только на русском. Подавляющее большинство покупателей — поляки. Они читают по-русски все: от классики и исторических книг до Дарьи Донцовой и книг по шахматам. Есть редкие индивиды, которые приходят и просят портрет Путина, удивляются, когда оказывается, что его нет, и просят привезти со следующей доставкой.

Когда я искала квартиру, вбитые мне в голову мысли о русофобии снова вернулись. В разговоре с одним из хозяев я робко сказала «Только я это. русская». Для меня это как приговор звучало, а он ответил: «О, круто, у меня сын в школе собирается экзамен по русскому сдавать. Так вы хотите снимать эту квартиру?» Оказалось, что поляк вполне может доверить свою собственность русскому.

На уровне обычных человеческих отношений нет никакой русофобии. Она в головах политиков и газетных статьях.

В Америке русские — это экзотика, негативного отношения к себе я не встречал. Когда узнают, что я из России, реагируют с пониманием. Я встретил множество людей, которые хотели помочь. Например, просто на остановке «стрельнул» сигарету у художницы по имени Мэри Лавуа, которая, услышав мою историю, начала обо мне заботиться. Если бы я не встретил ее и других людей, не знаю, как бы прожил первые семь месяцев. Здесь есть такая штука, когда кто-то делает тебе много хорошего, тебя попросят передать это дальше. Не так, как у нас: ты — мне, я — тебе, а просто встретишь человека, которому нужна помощь — не проходи мимо. Социальных программ нет, но волонтером быть очень почетно.

Читайте также:  Mozilla не сохраняет пароли

Для американцев Россия — это такая далекая страна, европейская, но очень специфическая. Русская культура в некотором смысле глобальная, каждый читал Достоевского. Один мой знакомый спрашивал об Иннокентии Смоктуновском. Еще я встретил американца, слушавшего ранние записи Аллы Пугачевой.

Конечно, американцы знают про Путина, про Украину и про Сирию, но Америку больше волнует Америка. Главная ошибка в том, что мы считаем, что Америка — это страна. На деле это как союз государств, и каждого жителя штата больше волнует то место, в котором он живет. О политике говорят, но об американской. Скоро выборы, и кандидаты не очень радуют. Многие опасаются Дональда Трампа и того, что он может победить. Говорят про ИГ («Исламское государство», организация запрещена в России — прим. «Ленты.ру»), но при этом имеют в виду, что Америка далеко, очень далеко. Она как бы отгорожена от старого мира.

Мне кажется, русские сами себя накручивают, когда едут в Европу. Лично я с русофобией не сталкивалась. Обычно люди, наоборот, проявляют живой интерес, когда узнают, что я русская. Бабули и дедули любят завести разговор, услышав русскую речь, и неважно, что нет общего языка. Многие люди в возрасте дружили с русскими и переписывались, так что общение с такими, как я, для них повод вспомнить прошлое. Обычно при знакомстве венгры припоминают весь арсенал известных им фраз «Здравствуйте, товарищ учительница! В классе никто не отсутствует! Класс, смирно». Но бывают и оригиналы. Как-то одна спутница, узнав, что я русская, начала читать письмо Татьяны из «Евгения Онегина», которое когда-то учила.

К самим русским венгры относятся хорошо, а вот режим, существовавший благодаря русским, воспринимают негативно. Про «советскую оккупацию» вспоминают достаточно часто. Есть даже Музей террора, в котором намешано все: и Гитлер, и Сталин, и оккупация. Венгры не переносят заявлений из серии: «Мы вам построили заводы, подняли экономику. », ничего хорошего из таких бесед не выходит. Полагаю, разговоры о том, что венгры плохо относятся к русским, возникают еще и по этой причине. Самое разумное — держать свое мнение при себе и не доказывать с пеной у рта, что Венгрии, Чехии, Словакии и еще кому-то плохо жилось без нас. Это вопрос национальной гордости и независимости.

Несмотря на последние события, лично я ни разу не слышала, чтобы кто-то говорил о России как о вселенском зле. Мой муж, венгр, говорит, что сейчас в Венгрии нет страха перед Россией, люди видят, что Путин вполне вменяемый человек. Особенно на контрасте с некоторыми европейскими политиками. Венгры, например, крайне негативно относятся к политике Меркель в отношении беженцев.

Венгерскую молодежь политика не сильно интересует. Есть либерально настроенные, которые всех бедных и несчастных любят и призывают к терпимости, и есть большая часть вменяемых трезвомыслящих. Мне здесь нравится. Тут спокойно, и отношение ко мне очень хорошее. Конечно, есть свои плюсы и минусы, сложности, но я изначально не строила никаких иллюзий.

Многие испанцы до сих пор не знают, что Россия и Украина — это разные страны. То ли потому, что не интересуются политикой, то ли из-за того, что предпочитают жить по принципу вечной сиесты. Короче, они не сильно любознательны. Мировую политику испанцы вообще обсуждать не любят, предпочитая говорить о соседнем городе. У них тут Каталония и Страна Басков, так что поговорить есть о чем. А какой-то Крым за кордоном — кому это интересно.

В городе Марбелье у многих звезд и политиков виллы, так это практически «рашентаун»: все на русском языке и все очень дорого. И у испанцев сложилось впечатление, что если русский, то обязательно много денег и связи с мафией. Где мы берем эти деньги, они не задумываются. Еще они знают, что есть КГБ и Путин. Никакой конкретной оценки Путина — просто мировой лидер, как Обама или Меркель.

Среди обычного народа нет никакой русофобии. Я ни разу не встречала предвзятого отношения испанцев, с которыми каждый день общаюсь. Наоборот, они совершенно искренне восхищаются. Очень любят русских девушек, потому что мы не только красивее, но и сообразительные, говорим на языках, и для них это «Вау!» — мало кто из испанцев владеет языками.

На бытовом уровне вражды нет, но вот в правительстве сидит товарищ Рахой (Мариано Рахой — председатель правительства Испании — прим. «Ленты.ру»), и он очень серьезно закрутил гайки иммигрантам. Если раньше здесь было легко легализоваться по оседлости, то сейчас это сделать практически невозможно. Украинцам, которых здесь куча, проще, они легализуются как беженцы.

Где на сегодняшний день в Европе самое лучшее отношение к русским?

Ну я не буду так уж однозначно говорить. Расскажу из своих наблюдений по странам. В Белоруссии отношение только хорошее. В Прибалтийских республиках в принципе никакое. Скорее безразличное. Но вот молодёжи не редко ведет себя не адекватно, услышав в баре русскую речь. Не стоит бродить по спальным районам в вечернее время и подчеркивать русское происхождение.

В Польше к белорусам отношение хорошее. А вот русских недолюбливают. Опять-таки, по большей части современная молодежь. Уж очень политики, набивая себе значимость, обливая и обвиняя Россию во всех смертных грехах, воспитали у части населения чувство ненависти к русским. Уж что поделаешь. Но в магазинах, в отелях это в принципе никак не проявляется.

За то в восточной Германии запросто можно услышать в след «Руссиш швайне». А в Западной части Германии отношение вполне нормальное. Испания, Португалия, Франция – отношение вполне хорошее. Не хуже, чем к кому ни будь. Там больше недолюбливают Румын. К арабам там не с восторгом относятся. На то есть свои причины. Швейцарцы относятся не очень хорошо. Но и не выпячивают это. Но небольшая холодность чувствуется.

Читайте также:  Дополнительные адреса для вашего почтового ящика

Болгары — как где. Одни оккупантами называют, другие очень с теплотой относятся. А вот в сельской местности, в глубь страны, отношение просто безразличное. Ты русский? Ну и что с того? Примерно так. Хорошо относятся сербы, Хорваты не плохо. Боснийцы по-разному. Скорее никак. В Черногории вполне нормальное отношение. НИ чего такого не заметил.

Египтяне …этож торгаши. Для них любой турист — это ходячий кошелек. Но пообщавшись с местными, оказалось, что они не любят Израильтян, терпеть не могут своих соседей, чем меня удивили. Я имею ввиду из ОАЭ. Не лучшее отношение к французам и немцам. Хоть ранее считал, что они их боготворят. Оказалось, что это показуха, чтоб выколотить еврики с туристов. Самих их не любят. Кстати, в Турции турки так же в личных беседах не прыгали от радости. А к русским отношение вполне нормальное. Что интересно ранее замечал, что в Западной Европе к русским, особенно к белорусам относились с интересом, даже с сочувствием. Особенно почувствовал это в Вупперталь, признавшись, что я белорус. Может из-за разговора о ЧАЭС?

Ну и в заключении, если уж отвечать, кто к русским лучше всех относиться, то наверное все-таки сербы, египтяне, часть болгар. Из бывших республик, лучше всех белорусы. Хотя это и не удивительно.

Дмитрий

Очень хорошее отношение, на мой взгляд, к нашим соотечественникам в Скандинавских странах, а также в Италии.

Италию, за последние 10 лет, объездили вдоль и поперек. Местным жителям особенно нравятся светловолосые русские девушки, просто незнакомые люди могут остановить Вас где-нибудь в городе, чтобы сделать комплимент, спросить все ли у Вас в порядке, предлагают свою помощь. Безумно любит эта нация детей, независимо от возраста и страны происхождения. Итальянцы всегда любезные, отзывчивые и большие любители поболтать, обязательно зададут Вам вопрос про суровую русскую зиму, водку или икру.

В Скандинавских странах, и особенно в Дании, к русским, на мой взгляд, очень уважительное, добродушное отношение. Здесь очень высокий уровень жизни, люди в большинстве своем, довольны материальным положением, и может быть, по этому, на их лице всегда улыбка, с удовольствием помогут Вам на дороге, могут угостить обедом, чтобы просто познакомиться и расспросить о Ваших делах и стране.

Путин — главный мачо, диета на польских яблоках и прикармливание прессы — The Village узнал, изменили ли жители США, Вьетнама, Польши, Норвегии и других стран свое отношение к русским

Отношение к жителям России на Западе менялось в диапазоне от страха, смешанного с сочувствием, в годы холодной войны до восторга и энтузиазма времён перестройки. События на Украине и связанные с ними санкции заставили выезжающих за рубеж россиян снова задумываться, какими глазами на них смотрят теперь. The Village выяснил, как изменилось отношение жителей США, Норвегии, Польши, Австралии и других стран.

Александра Эриксон

Я выросла в Швеции и поэтому не знала, что поляки и русские недолюбливают друг друга. Я также как-то проигнорировала тот факт, что мой дед противостоял Красной армии после Второй мировой. Мои отношения с Россией начались благодаря милой учительнице, которая называла меня Сашей и пыталась научить нас, утомлённых тинейджеров, русской любовной поэзии.

Я работаю журналистом. Сегодня есть большой спрос на статьи о России. Я писала о длинной и разнообразной истории нетрадиционных сексуальных отношений в России, писала о Перми как столице современной культуры, совсем недавно писала о художниках-коммунистах в Петербурге, которые возрождают идею равенства через своё искусство. Я пытаюсь показать увлекательную и интересную сторону России. Порой мне кажется это наивным. После аннексии Крыма, поддержки украинских сепаратистов и государственной пропаганды, промывающей мозги граждан, тяжело говорить о восстановлении тесных связей между Россией и Евросоюзом. Сейчас в Европе идёт война. И эта война не была бы возможна без российской поддержки.

Русские политики представляют Россию как страну, противоположную Европе, как страну, которую «невозможно понять, но в которую можно только верить». Но я не думаю, что это правда. Это просто один из приёмов, чтобы заставить русских считать себя особенными и перестать жаловаться на многие вещи. Мои русские друзья во многом похожи на друзей из других стран. Я уверена, что, если мы соберёмся все вместе, мы проведём время отлично. Но пока всё, что мне остаётся делать, это печь пироги. Единственный позитивный результат последних нескольких месяцев — это то, что поляки перешли на здоровую диету. После русского эмбарго все килограммами едят яблоки.

Эва Шпомер

Германия, студентка Университета имени Гёте

В самом начале развития ситуации на Украине практически все СМИ пестрили заголовками о том, какой Путин упырь и деспот, и очередной жертвой его стала некогда союзная Украина, пожелавшая самостоятельности и самоопределения. Естественно, из-за однобокой подачи информации со всех сторон люди были склонны этому верить. Я лично как-то раз на перерыве имела разговор в курилке со своим коллегой, который доказывал мне, что Россия в этой ситуации агрессор, а Путин — страшный кровавый диктатор. Но со временем начали происходить ощутимые изменения. О причинах я могу только догадываться. Думаю, что всё уж слишком складно поётся и белыми нитками шито. Предполагаю, что и открытое информационное пространство интернета сыграло свою роль, наличие друзей, говорящих на русском языке. В некоторых городах Германии немцы проводят митинги и акции протеста против явной антироссийской пропаганды. Мои коллеги и друзья немцы крайне редко затрагивают тему Украины, но если всё же заходит речь о развитии там событий, люди исполнены сочувствия, сердечно разделяют мою личную тревогу за моих товарищей на Украине, а также судьбу и роль России в этой непростой ситуации.

Андреас Андерссон

Для многих шведов Россия — страна, которая появилась в 1990 году, но никак не тысячу лет назад. Для меня Россия — логичное продолжение сверхдержавы СССР. Стоят те же здания, в них живут те же люди. А в мире при этом почему-то принято считать, что холодная война и её завершение полностью разрушили русскую культуру.

Читайте также:  Как посмотреть кто что лайкает в вк

В Швеции в разных проявлениях присутствует американская культура. Поэтому она нас не пугает. Соответственно и американской пропаганды мы не замечаем. А вот с русской культурой противоположная ситуация. Большинству шведов она незнакома, непонятна и кажется чужой. И на русский национализм и пропаганду мы, получается, реагируем негативно.

Я не верю в национализм или в совершенство одной нации. Разнообразие — вот что нам действительно нужно. Да, в Швеции нам нужно больше русской культуры. Но также нам нужно больше арабской и китайской культуры. И это также касается России. Построение стены между Западом и Востоком — это не решение проблемы. Людям надо общаться, стараться понять друг друга.

При всём при этом я не нахожу российский политический курс странным, хотя в шведских СМИ он освещается именно так. Да, российская внешняя политика достаточно агрессивна, но в каких-то моментах я её понимаю. Мне кажется, это хорошо, что Россия хочет быть альтернативной силой в мире. Но надо всегда понимать, что ты при этом никогда не будешь больше чем частью общего потока.

Деррек Уильямс

США, научный сотрудник Департамента
здравоохранения

Российский народ не виноват в том, что на границах Украины происходит агрессия. События на Украине — это исключительно ответственность руководства России, а если точнее — Владимира Путина. Меня также беспокоит нетерпимость по отношению к геям и лесбиянкам в России. В США некоторые люди, возможно, воспринимают Россию как нетерпимое государство, погрязшее в консервативных принципах и нравах.

Катерина Фёдорова
и Ярле Мёллер

Норвегия, студенты Норвежского университета наук и технологий

Норвежцы умеют фильтровать информацию и делать свои выводы. Многие из них романтизируют Россию, мечтают в ней побывать (проехаться про Транссибирской магистрали — это bucket list). Тем не менее, они шокированы последними событиями и ничего не могут понять, хотя при этом считают, что во всём виноваты не обычные граждане, а люди у власти.

Наши друзья часто говорят о событиях в России и на Украине. В основном переводят всё в шутку: если мы сидим в компании норвежцев и если пролетает низко самолёт, то они могут пошутить, что Путин его сюда послал. Вообще про Путина шутят постоянно. Ну или там говорят, что Путин — главный мачо. Помните ту фотографию, где он раздет по пояс и сидит верхом на лошади? Кажется, она никому не даёт покоя. Мне вчера сказали: Why do people hate Putin? He is like a teddy bear.

Хьюго Смит

Когда я встречаю русских, меня всегда поражает, как они отделены от идеи русской нации. Последние события и конфликты только усилили моё мнение: русские слишком скептично настроены по отношению к любым формам правительства. Они готовы к тому, что их подведёт любое правительство, какое бы оно ни было. Из-за своей апатии и усталости русские не поддерживают своё правительство на должном уровне. Что касается моего представления о российской власти, оно было достаточно низким и до последних событий. Но я всегда думал, что отношение Путина к мировому сообществу — по большей части блеф. Но сейчас вполне очевидно, что его никак не ограничивают обязательства поддержания мира и базовых международных норм. Непредсказуемость российского правительства меня действительно волнует.

Ион Препелицэ

Моё отношение к русским никак не поменялось с начала кризиса на Украине. Я люблю русских, нахожу их открытыми, общительными и восприимчивыми людьми. Ехать в Россию я не боюсь, но из-за уровня коррупции работать или жить я бы там не стал. Что касается российского правительства, оно для меня всегда было одним из самых примитивных, недоразвитых и самодурных в мире. Так что можно сказать, что к российской власти в связи с последними событиями у меня также не поменялось отношение.

Магаре Банда

Вьетнам, владелец креативного агентства Lekker

Я бы не сказал, что моё отношение к России и к русским как-то изменилось в свете последних событий. Было бы несправедливым обвинять целую нацию в действиях небольшой группы бунтующих или в том, чем занимаются политики, заботящиеся исключительно о собственной выгоде. Любой, кто хоть сколько-нибудь понимает, как работает политика, не станет обвинять народ в том, что сейчас происходит. Последние трагические события заставили меня, напротив, задуматься о трудностях, с которыми должны сталкиваться русские люди, оказавшиеся жертвами регрессивного и деспотичного правительства, которое в большей степени занято прикармливанием прессы и набиванием собственных карманов вместо того, что уделить должное внимание развитию экономики и социального сектора.

Билл Джером

США, преподаватель на факультете Английской литературы

Несмотря на всеобщую истерику, я стараюсь относиться к русским и к России с уважением. Разумеется, я требую такого же отношения к себе как к американцу. Как правило, частные лица имеют достаточно мало общего со своим правительством. То, что сейчас происходит в России, напоминает начало очень многих страшных событий в мировой истории, последствия которых были необратимы. Современники позже, как правило, хватались за голову и спрашивали себя, как они это допустили. Вот и мы сейчас закрываем глаза на внешнюю политику вашей страны, надеясь, что проскочим без последствий, и, зуб даю, доиграемся.

С другой стороны, вы всегда были ужасным, драматичным (и от этого красивым) народом. Даже складывается ощущение, что вы сделаны, выточены под те сюрреалистические, кафковские условия, в которых живете. Другой народ уже давно бы на вилы поднял таких правителей, а вы вот умудряетесь жить, любить, рожать детей. Вы мне кажетесь очень нежными, наивными, какими-то мягкотелыми, но в то же время воинственными, агрессивными, принципиальными. Я люблю ваш язык, он похож на реку, разбивающюю волны о скалистые берега. Мне он совем не кажется грубым. И я люблю ваших женщин — красивых, сексуальных, умных, сложных. Американок таких, конечно, нет. Русских женщин я всегда быстро вычисляю в толпе, даже не знаю, как. Вы какие-то другие.

Рекомендуем к прочтению

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

Adblock
detector