Меню Закрыть

Цитаты из фар край 5

Ты скорее дашь миру сгореть, но не переступишь через свою гордыню.

Этот мир слаб. Мягок. Мы забыли, что значит быть сильными. Мы позволили слабым править сильными и теперь удивляемся, что почему-то сбились с пути.
Коллапс уже близко, и жизни меньшинства перевесят жизни большинства.

Скажи, ты знаешь, что такое гибрис. Высокомерие перед богами. Греки верили, что те, кто позволяют себе подобную дерзость гневят богиню Немезиду. И она покарает их.

А ты никогда не думал о том, чего ты добился в жизни? О том, что ты смог сделать, а? Нам говорят, что мы можем быть кем захотим. Музыкантами, спортсменами, актерами. все мы добьемся успеха. Но нет, это неправда. Мы живем обыденной жизнью. Мы делаем то, что говорят нам другие. Изо дня в день. Все думают, что у них есть свобода выбора, но, черт, мы ведь постоянно выполняем чьи-то инструкции, приказы. Такие дела. У нас нет своей жизни. Только их жизнь. И мы думаем, что свободны в выборе. но это ложь. Иллюзия. Боже ты мой. Все, теперь с этим покончено. Я устал постоянно соглашаться, я устал быть мальчиком на побегушках.

Христианский символизм — не новость в современных видеоиграх. Вся третья часть Mass Effect — экранизация Откровения Иоанна Богослова, заканчивающаяся, буквально, Вторым Пришествием. Развернутая цитата из соответствующей рецензии : «Небеса разверзлись, взошла звезда Полынь, пролился дождь из саранчи — гигантские бронированные корабли враждебных Жнецов не зря имеют очертания насекомых. Да и Жнецами, прямо скажем, они называются не просто так». Вся серия Assassin’s Creed — череда апокрифов достаточно еретического толка; когда за дело берутся японцы (см. Bayonetta и Devil May Cry), — получается такое, что хоть святых выноси. Причины, по которым это происходит, заслуживают отдельного текста; если коротко, то суть в универсальности библейских метафор и архетипов для культурного кода условно-западного человека. Вы можете не отличать Ветхий Завет от Нового, но на некоем (часто подсознательном) уровне вы понимаете, что и зачем вам хотят сказать.

В этом смысле Far Cry 5 достигла каких-то совсем невероятных сияющих вершин. О феноменальной кульминации поговорим чуть ниже, сначала обсудим завязку. Вымышленный округ Хоуп Каунти, штат Монтана, захвачен сектой христианских фундаменталистов под управлением пророка Джозефа Сида, двух его братьев и посторонней женщины по кличке Сирена. Секта готовится к наступлению Судного Дня, позиционируя себя, используя раскольнический термин, «кораблем» для желающих спастись. Спастись, разумеется, не в мирском смысле.

[Впереди незначительные спойлеры финала Far Cry 5]

Чтобы лучше понять мотивацию и психологию Джозефа Сида и его паствы, стоит обратиться к прошлогодней книге Курта Андерсена «Fantasyland: How America Went Haywire – A 500-Year History». Это подробное исследование нынешнего психологического состояния большинства американцев и причин, по которым оно именно такое; Андерсон доказывает, что у нации сейчас нет «универсальной истины». Исторический индивидуализм и привычка отрицать догматы в сочетании с восприимчивостью к разного рода мистификациям и настрою на успех «здесь и сейчас» привели к тому, что у каждой социальной микрогруппы теперь своя, индивидуальная правда.

Две трети [американцев] верит что «ангелы и демоны ведут активную деятельность в нашей реальности». Больше половины абсолютно убеждены, что рай существует, как и персонифицированный Бог — не какая-то вселенская высшая сила, а конкретный человек. […] Четверть верит, что наш предыдущий президент был (или есть?) Антихристом. […] 15 процентов твердо верят, что «государство транслирует секретные коды для промывки мозгов на телевизионных частотах», еще 15 процентов считают, что это крайне вероятно. Четверть американцев верит в существование ведьм.

Андерсен объясняет также, как подобные дробные и часто противоречивые убеждения привели к появлению в Америке десятков околохристианских и псевдохристианских сект: от крупных, калибра мормонов и сайентологов, до почти не известных широкой публике хлыстов и крикунов, достигающих просветления, говоря на вымышленных языках. «Быть американцем, — пишет Андерсен, — означает верить во все, во что мы захотим верить, потому что наша вера имеет такое же право на существование, как ваша вера». То есть религиозные воззрения сектантов из Far Cry 5 — не выдумка сценаристов Ubisoft. Можно не сомневаться, что в сегодняшней Америке живут тысячи людей, искренне разделяющих убеждения Джозефа Сида и его друзей.

В скобках хочется заметить, что, хотя подобная Fantasyland-книга про современную Россию пока не написана, материала на нее уже достаточно: от диких сект вроде Аум Синрикё и последователей Марии-Дэви Христос до железобетонной веры граждан в возможность стремительно разбогатеть, ничего при этом не делая, при помощи МММ, биткойна и других чудодейственных средств.

Вернемся к игре. Любопытно, что секта Сида имеет пятнадцатилетнюю историю, о которой в игре почти ничего не говорится. Автор этой истории — Рик Алан Росс, консультант Ubisoft и основатель Cult Education Institute. В недавнем интервью Venture Beat он рассказывает об экономике секты (она довольно гениальная, но не тема нашей сегодняшней беседы), психологических техниках вовлечения и о психологии и личности Сида.

Я думаю, он искренне считает себя единственным, кто способен защитить и спасти человечество. При этом он понимает, что люди не поверят ему. Он создает такое впечатление: «Слушай, я понимаю, ты думаешь, что я псих. Но вдруг я прав?»

И еще (внимание, это очень важно):

[Джозеф Сид] глубоко верующий человек. Он верит, что Апокалипсис близок. […] Он безоговорочно верит, что он обязан спасти человечество вне зависимости от того, хочет оно быть спасенным или нет.

То есть, Сид — не стандартный злодей из Far Cry, не психопат Ваас и не шизофреник Паган Минг. Кто в Far Cry 5 настоящий злодей, вообще большой вопрос.

Для понимания того, что произойдет дальше, необходимо обратиться к термину «лудонарративный диссонанс», впервые упомянутому в октябре 2007 года тогдашним креативным директором LucasArts Клинтом Хокингом и подробно сформулированному Томом Бисселом в книге «Extra Lives: Why Videogames Matter». Вкратце, речь идет о конфликте между игровым нарративом и, собственно, геймплеем. Так, доминирующей нарративной линией первой BioShock является самопожертвование, тогда как игровой, извините за выражение, процесс заточен под экстремальный эгоизм вполне рэндистского толка. Есть иллюстрация лучше: серия Uncharted, где веселый жиган Натан Дрейк, будучи положительным героем, между делом убивает сотни человек, не особо заморачиваясь по этому поводу. Никаким внятным образом лудонарративный диссонанс в играх до сего момента отрефлексирован не был — кроме одноименной ачивки в Uncharted 4 за убийство тысячи врагов.

Читайте также:  Opvapp exe что это

На этом зазоре между нарративом и геймплем в Far Cry 5 построена вся драматургия. К кульминации наш герой приходит, положив несколько тысяч сектантов и лично убив обоих братьев и сводную сестру Джозефа Сида (сам Сид, отметим, в кадре за всю игру никого не убивает). Военных преступников на Нюрнберском процессе приговаривали к повешению за меньшее. Сид предлагает отступиться, но кто ж его в таких обстоятельствах послушает — победа уже рядом, лжепророка необходимо уничтожить, гнев (смертный грех, если кто забыл) застит глаза.

В эту минуту обрушивается точно предсказанный Джозефом Сидом Апокалипсис.

Дело в том, что на протяжении всей игры наш персонаж не только упорствует во грехе (как справедливо отмечают Джон и Джозеф ранее, в гневе и гордыне), но и совершает самое страшное: берет на себя функции Бога. В Писании прямым текстом и неоднократно (Рим.12:19, Втор.32.35) говорится: «У Меня отмщение и воздаяние, когда поколеблется нога их; ибо близок день погибели их, скоро наступит уготованное для них». Господь накажет — и в финале Far Cry 5 наказывает, и это страшное, страшное зрелище, ничего похожего на которое в играх до сего момента не было.

Альтернативный финал тоже ничего хорошего не несет: можно заставить себя в последний момент отступиться и отпустить Джозефа, но в глобальной картине вещей это ничего не меняет. Герой уже по локоть в крови, его друзья и соратники уже забрали по несколько десятков жизней каждый — и они все равно получат воздаяние свыше. Важное отличие от «плохого» финала только в том, что в «хорошем» погибнет только дюжина грешников, а в «плохом» — судя по всему, весь мир, наконец переполнивший чашу Господнего терпения своей мерзостью и жестокостью. Джозеф Сид оказался во всем прав.

Единственный способ не попасть в ад в Far Cry 5 следующий — на третьей минуте игры отказаться защелкивать наручники на Джозефе Сиде, развернуться и уйти своей дорогой, предоставив разбираться с культом компетентным органам за кадром. Иными словами, заплатить 60 долларов и не играть. Помимо того, что это не очень разумная трата денег, нужно иметь в виду вот что. «Непротивление злу насилием» и «опрощение» — ключевые концепции толстовства, которое по всем формальным признакам (и по мнению Святейшего Синода) было самой натуральной еретической сектой.

О чем вряд ли догадывались и сценаристы Ubisoft, и их консультант по культам.

  • Far Cry 5 доступна с 27 марта для PC, PlayStation 4 и Xbox One.
  • Читайте нашу рецензию и послушайте подкаст, где мы обсуждаем игру.

Осторожно, спойлеры!

Материал содержит спойлеры к играм серии Far Cry. Если вы не проходили их, читайте на свой страх и риск. Главу, содержащую спойлеры к свежей New Dawn, мы пометим особо.

Финал Far Cry 5 оставил игроков в полном недоумении. Иосиф Сид на самом деле был пророком? Разработчики считают его злодеем или оправдывают? Насколько реально было всё происходящее — может, падение бомб произошло только в воспалённом воображении героев, надышавшихся Блажи?

New Dawn ещё на этапе анонса смогла ответить на некоторые вопросы. Да, бомбы были вполне реальными, и бедствие затронуло весь мир, а не только округ Хоуп. Сид пережил катастрофу. И даже перестал быть угрозой для жителей округа, хотя его силы только возросли… Но что это за человек на самом деле? Каким его видят создатели игры? В каких он отношениях с высшими силами? Теперь, когда все кусочки пазла у нас в руках, давайте наконец сложим общую картину.

Кто вы, мистер Сид?

Для Ubisoft Иосиф Сид, очевидно, ключевой персонаж истории: именно вокруг него вертятся сюжеты обеих игр. Многим показалось, что молчаливая безликость героя в Far Cry 5 и New Dawn — просто приём в духе Half-Life 2, однако мне кажется, что это именно часть общего замысла: помощник шерифа и капитан охраны — лишь активные наблюдатели, проводники игрока в мире Far Cry, но никак не главные персонажи. А привели нас сюда смотреть именно что на Иосифа Сида!

Помощник мог отказаться от своей судьбоносной роли, закончив Far Cry 5 досрочно: достаточно было в прологе просто не арестовывать Иосифа. Лишь вступая с ним в борьбу, оказывая сопротивление, протагонист провоцировал страшные события в округе Хоуп и, собственно, становился героем. Без Иосифа — точнее, без борьбы с Иосифом — он пустое место. Интересно, что в этой схватке каждая из сторон искренне считает героем и спасителем себя. Заигрывание с этой темой достигает апофеоза, когда игра ставит вопрос: а кого тут считать всадниками апокалипсиса — помощника с тройкой его коллег или Сида, Веру, Иосифа и Иакова? Обе трактовки имеют право на жизнь! Дальнейшие события показывают, что помощник шерифа и в самом деле последнее знамение грядущего. Не столько вестник бури, сколько лист, принесённый её первыми порывами.

С самого начала мы видим Сида как на редкость харизматичного лидера, который использует свои сильные черты для приумножения власти и страха. Его проповеди о грядущем апокалипсисе действительно влияют на людей. Хотя, если вслушаться в них повнимательнее, это стандартный эсхатологический бред с кучей внутренних нестыковок. Зачем спасать людей силой, если смысл апокалипсиса в очищении мира? Сид себе позволяет весьма вольные и подозрительно выгодные лично ему толкования божественной воли. Один рассказ о том, как он прикончил новорождённую дочь чего стоит! Кроме того, на первых этапах Иосиф не демонстрирует никаких экстраординарных способностей, и потому основной вопрос, который заботит игрока, — он просто псих или же ловкий обманщик и манипулятор? Здесь Ubisoft ловит игроков в ловушку: нам и на секунду не приходит в голову третий вариант — а вдруг он прав? Вдруг именно знание истины делает его безумцем? Мы просто не готовы рассмотреть такую версию, потому что так не бывает.

По ходу сюжета мы начинаем понимать, что Сид, похоже, таки верит в то, что говорит. Правда, налицо некоторые расхождения между тем, что он делает и как это воспринимает. Так часто после пьяной драки люди, протрезвев, рассказывают всё под таким углом, будто и не били своего лучшего друга табуреткой по голове. Нет, они не искажают всё сознательно — просто им слишком стыдно принять правду, вот мозг и создаёт более приемлемую версию. Иосиф всех вокруг обвиняет в грехах, сыплет духовными диагнозами, но откровенно не замечает, что его собственное поведение со всеми этими пытками, подавлением воли людей и поощрением массовых убийств как-то далеко от тех представленией о добродетели, что он транслирует. На словах Сид пытается построить рай, Новый Эдем, очищенный от греха, но пока он просто превратил отдельно взятый округ в филиал ада на Земле. И он не способен осознать этой зияющей пропасти между намерениями и конечным результатом. Всё это отлично работает на версию о его сумасшествии.

Постепенно мы убеждаемся: Сид убеждён в неизбежности конца света и потому считает, что любые средства оправдывают цель — выживание группы достойных. Его уверенность в собственной богоизбранности позволяет ему полностью игнорировать любые доводы совести. Но как только мы окончательно приходим к мысли, что он безумен, в игру вмешиваются наркотики и психологические практики — и наш персонаж быстро начинает терять связь с реальностью. Чем дальше в эти парапсихологические джунгли мы заходим, тем чаще встречаемся с необъяснимым: телепатией, галлюцинациями, какой-то прямо-таки чертовщиной. И вот мы уже не столь уверены, что Сид не обладает особыми силами. Реальность так быстро ускользает, что трактовать события можно совершенно по-разному. Масла в огонь подливает и то, что мы не знаем как далеко готовы зайти Ubisoft в создании своего мира: он может быть как до ужаса рациональным, так и насквозь мистическим. Всё происходящее — последствия Блажи? Может, Иосиф заразил нас своим безумием? Или, как, вариант, помощник шерифа умер во время крушения вертолёта и теперь просто в аду, где его мучает дьявол в облике Иосифа Сида?

Апофеоз неразберихи наступает в концовке. Сид предлагает нам уйти, мы отказываемся, побеждаем его… и апокалипсис наступает. Главная атомная бомба в этот момент взрывается в мозгу у игроков: это что, такое совпадение или он на самом деле был прав? Может, он сам всё это устроил? Он реальный пророк? Или он просто что-то знал и пользовался своим знанием для приумножения власти? Под занавес истории Сид разражается весьма любопытной речью, которая рассказывает о нём куда больше, чем вся предыдущая игра. «Значит, я был прав!» — вот что главное для Иосифа в наступившем конце света. Его безумие будто достигает своего пика, но в то же время у него словно гора с плеч свалилась — все злодеяния были не напрасны, вот оно! На радостях он даже прощает помощника за то, что тот перебил его сподвижников. Неужели зло победило?

Меньшее зло

Тут надо остановиться и попробовать понять, что такое зло по мнению создателей Far Cry. Вопрос не такой простой и требует некоторого погружения в прошлые игры серии.

В третьей части Джейсон Броди сталкивается с разными персонажами, и поначалу мир кажется вполне черно-белым. Вот маньяк Ваас, он плохой. Вот Цитра, она хорошая. Потом ситуация становится чуть сложнее: оказывается, Ваас — брат Цитры и его просто соблазнил злобный наркобарон Хойт Волкер. Так вот оно, истинное зло по мнению создателей, — воплощённый дух капитализма, стремящейся уничтожить островитян! Однако после победы над ним Цитра предлагает нашему герою убить друзей, тем самым окончательно отринув городские (читай: капиталистические) ценности и став настоящим жителем острова. Если герой согласится, то вскоре погибнет от рук Цитры: ей нужно лишь забеременеть от Джейсона. Избранный воин, который поведёт племя вперёд, — не Джейсон, а их сын. Ну а чтобы тот смог стать по-настоящему сильным, требуется выпустить дух воина из оболочки Броди. В случае же отказа Цитра гибнет, а Броди спасает друзей и выбирается с острова.

Ни Цитра, ни Хойт, очевидно, не олицетворяет в игре добро: это главы двух жестоких группировок, которые сражаются за власть — причём как за территориальную, так и идеологическую, и поле этой битвы — в голове самого Броди. Чтобы остаться добрым, Джеймс должен постоянно лавировать между двумя философиями, не позволяя духу капитализма или странным верованиям жителей острова поработить себя. Только так можно спасти друзей, покинуть остров и остаться самим собой, раскрыв по пути свой огромный потенциал.

Дети, разочаровавшие родителей — одна из центральных тем New Dawn

В Far Cry 4 мораль куда проще. Аджай Гейл приезжает в Кират, чтобы развеять прах матери. В это время на дворец диктатора Пейган Мина нападают бунтовщики из организации «Золотой Путь». Аджай примыкает к ним и помогает в борьбе с Пейганом. В конце авторы дают понять, что «Путь» — куда большее зло для Кирата, чем жестокий диктатор. Наш герой по мере прохождения проливает больше крови, чем все солдаты злобного Мина вместе взятые. И единственный разумный выбор в игре… не играть. Чтобы получить настоящую, правильную концовку, надо остаться и подождать Пейгана, а не отправляться исследовать дворец. При всём постмодернистском остроумии этой мысли нельзя не отметить, что она вступает в прямое противоречие с геймплеем: обесценивает десятки часов, проведённых в игре, и превращает нас из героя, преодолевающего трудности, в откровенного злодея на побегушках у других злодеев.

В Far Cry 5 Иосиф Сид, безусловно, действовал как злодей. Пускай его конечная цель и не была бредом сумасшедшего, но те методы, что он избрал, тот путь, на который решился встать, — всё это делает его самым большим грешником во всей этой истории. Он настолько заплутал, что не способен осознать, что убийство собственного ребёнка — плохой поступок. Он искренне гордится этим эпизодом! Вывернутая наизнанку мораль неотличима от безумия. Если бы не ожесточённое сопротивление помощника шерифа и его друзей, последствия были бы ещё более жуткими. Но действовать как злодей — ещё не значит быть злодеем. В мире Far Cry персонажи не одномерны. И концовка Far Cry 5 вовсе не так беспросветна, как кажется на первый взгляд. Да, зло пока победило, мир разрушен, Сид торжествует, а нашего протагониста ждёт участь пострашнее смерти… Но это — часть большого замысла.

То, что в итоге помощник оказывается во власти злодея, вовсе не наказание за попытки противостоять Пророку Божьему (хотя Иосиф, безусловно, настаивал бы именно на такой версии). Нет, это последняя, самая сложная жертва, которая приносит куда больше плодов, чем бесконечные перестрелки с эдемщиками. New Dawn показывает, что борьба в Far Cry 5 шла не за будущее человечества, а за душу Иосифа. Судя по финалу пятой игры, в ней безоговорочно воцарилось зло. Однако спустя годы и помощник, и Иосиф вышли из убежища совершенно другими людьми.

Возвращение пророка

Осторожно, спойлеры!

Ниже идут существенные спойлеры к New Dawn.

После апокалипсиса Иосиф отправился в духовные поиски, стал снова прислушиваться к Богу — ведь знания, которыми его снабдили до этого, ограничивались только апокалипсисом. Куда вести общину выживших, что делать в новом мире, он не знал. Помощнику же он за эти годы сумел промыть мозги, и тот стал молчаливым исполнителем его воли, Судьёй, не произносящим ни слова и не снимающим маску. Однако влияние было взаимным: помощник смог напоследок разбудить в Иосифе дремлющее добро, и оно стало набирать силу. Кстати, Судья может стать вашим спутником, и таким образом герои обеих игр будут сражаться плечом к плечу.

Наш протагонист из New Dawn, капитан охраны, пытается помочь жителям городка Процветание бороться с рейдерами. Во время своих странствий он, разумеется, встречается и с остатками секты эдемщиков. Те не в лучшей форме: живут как в средневековье, намеренно отказываясь от благ довоенных технологий и сжигая старые телевизоры в импровизированной печи. Руководит поселением сын Иосифа — Итан, мрачный мужчина с обострённой жаждой власти. Он не верит в пророческие способности отца, да и в принципе заметно страдает от эдипова комплекса.

В попытке наладить контакт с сектантами проясняется неожиданная деталь: Сид на самом деле обладает даром! Он умудряется явиться нашему герою в видении и направить его, чтобы тот нашёл последний экземпляр писания Иосифа. Впервые за две игры у нас не остаётся сомнений в мистичности этого мира: никакими наркотиками героя никто не дурманил, а сама книжка в конце концов позволит отыскать Сида.

Пускай пророк всё ещё сыпет сомнительными идеями — дескать, только у эдемщиков есть права на новый мир, — в нём с ходу заметна перемена. Он безропотно готов отказаться от власти в пользу нашего нового героя, мотивируя это тем, что такова воля свыше. Он признаёт, что лидер из него слабый. Дальнейшие же события приводят его к полному раскаянию: Иосиф осознаёт, что «нёс лишь страдания и смерть именем Божьим». Он понимает, что позволял своим последователям творить чистое зло, потакал их жестокости — и в итоге расплатился за это, вырастив непутёвого сына. Метаморфоза Иосифа выглядит вполне логичной, и она позволяет окончательно понять, кем всё это время видели Сида разработчики.

Иосиф был настоящим пророком, открытым к общению с высшими силами. Вот только применить полученные знания как следует он не мог: решив, что ради выживания все средства хороши, он собрал жутковатую тоталитарную секту, верхушку которой составляли худшие отморозки Америки. Разгребать завалы из дров пришлось помощнику шерифа — похоже, он послужил своеобразным Орудием Божьим: уничтожил Иоанна, Иакова и Веру, сумел повлиять на Сида так, что тот встал на путь принятия реальности. После длительного пребывания в обществе помощника, Сид снова получил возможность общаться с вроде бы замолчавшими для него небесами. И сверху пришла вполне понятная установка: «Ты справляешься плохо, дела нужно передать более компетентному лицу. И вот как ты его узнаешь…»

Персонаж Иосифа — это размышление на тему того, как бы выглядел реальный пророк, если бы в какой-то момент увлёкся, потерял ориентиры и перешёл на «тёмную сторону». Насколько он был бы успешен, если бы мог использовать свои необычные способности во зло? Что предприняла бы небесная канцелярия для возвращения заблудшей овцы в стадо? Достоин ли человек, не справившийся с непомерным грузом будущего, сочувствия?

Особенно остро Иосифа ранит осознание того, сколь неправильным был избранный им путь: вот он, идеальный постапокалиптический Эдем, где люди друг друга любят и улыбаются, — называется Процветанием. Только вот создал его вовсе не ты. Можешь сравнить со своим детищем, рождённым в страхе и насилии, вскормленном идеями всеобщей греховности. Что, не нравится? Убогие лачуги, мрачные люди, пытающиеся выжить и не понимающие, где добро и где зло… Неудивительно, что высшие силы предпочитают, чтобы дальше эдемщиков повёл именно тот, кто сумел привести Процветание к процветанию.

Иосиф возгордился, ослеп и не справился. Пусть он заблуждался вполне искренне, но то зло, что он совершил, не может остаться без последствий. И он платит за свои ошибки высочайшую цену — раскаяние так терзает его, что в конце он молит ниспослать ему смерть. Этот человек уже определённо не злодей. Конец его истории неплохо контрастирует с концом близняшек: те не готовы к раскаянию. Они готовы согласиться, что, возможно, были не правы, потому что в итоге проиграли, но в них нет ни капли сожаления по поводу содеянного. Им не страшно думать, что они творили зло, ведь их выбор был вполне сознательным.

Иосиф Сид — персонаж не столько злой (хотя дел он наворотил на зависть иным диктаторам!), сколько трагический. Он побывал на территории чистого зла и сумел вернуться оттуда путём раскаяния. Сид во многом похож на Логана из Fable 3: тот под грузом знаний о будущем тоже сломался, превратившись в жестокого тирана. И пускай в плане обаяния Иосифу далеко до Вааса, он, пожалуй, стал самым проработанным и интересным антагонистом во всём сериале Far Cry. Вот бы и дальше Ubisoft дарила нам таких занятных персонажей, изучение которых растягивалось бы почти на целый год!

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рекомендуем к прочтению

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

Adblock detector